Миссия нести Благую Весть в погибающий мир. И делать это постоянно!

522273_298104606935468_427227369_nОлег Пронин — президент Союза Эстонских Христианских Общин, пастор церкви «Слово Божие»
г. Кохтла-Ярве (Эстония)

Миссия нести Благую Весть в погибающий мир.
И делать это постоянно!

— Олег, я знаю, что Вы являетесь одним из организаторов конференции в г. Кохтла-Ярве, которая стала уже традиционной, и в этом году проводилась уже в 6-й раз. Название конференции каждый год меняется, и на этот раз была избрана тема: «Влияние церкви на мир». Скажите, почему была выбрана именно эта тема?
— Дело в том, что темы конференций взаимосвязаны и как бы «вытекают» одна из другой. В позапрошлом году, например, называлась: «Из слушателя — в служителя». Она предназначалась больше для внутрицерковного формирования, чтобы люди, посещающие церковь, стремились стать служителями. В прошлом году была избрана тема: «2012 — год жатвы». Она прошла буквально на одном дыхании и породила ожидание следующей конференции. Её мы решили озаглавить: «Влияние церкви на мир». Темы конференций последних двух лет напрямую связаны с главной миссией Церкви.
— Какой?
— Нести Благую Весть в погибающий мир и делать это постоянно.
— Теперь понятно, почему на конференции прямо или косвенно, но много говорилось о том, чтобы христиане смело выходили в мир и свидетельствовали о Христе.
— Да, я считаю, что в этом и заключается то главное, чем Церковь может оказывать влияние на этот мир. А назвать всё это можно одним словом: «миссия». Люди часто расценивают евангелизм и благовестие как служение: например, социальная работа, реабилитация алко-, нарко- и табакозависимых. Но, на мой взгляд, это нечто гораздо большее, чем просто служение. Служение — это определённые действия, которые люди совершают в определённое время, в определённом месте (в церкви, в городе, в стране и т.д.). Миссия же — это вся жизнь человека во всякое время, на любом месте, которая не зависит даже от того, служитель он или нет. Я имею миссию от Бога и потому влияю на этот мир. Т.е. это такой уровень внутреннего состояния человека, находясь в котором он не ждёт, когда же он дорастёт до «служителя», или когда же ему скажут в церкви послужить в том или в этом. Человек осознаёт, что, если даже его не назовут «служителем» в церкви, у него всё равно есть миссия от Бога: влиять на этот мир, чтобы обратить ко Христу не спасённых людей. И всё остальное, что происходит в церкви, на мой взгляд, должно работать именно на приведение человека к Богу.
— А что Вас больше всего волнует в области благовестия? Вообще, есть ли что-то, что волнует Вас как пастора?
— На мой взгляд, люди не всегда понимают, зачем они ходят в церковь. Чаще всего они мотивированы, не все, но часть людей — своими собственными нуждами. Они ходят в церковь для того, чтобы Бог помог им: исправил взаимоотношения в семье, исцелил их, решил финансовые проблемы и т.д. И эта цель — решение своих сугубо личных проблем мешает человеку увидеть реальные нужды других.
И ещё. Обычно человек не приглашает другого туда, куда сам не хочет идти. Если люди идут в церковь потому, что «так надо», потому что так сказал пастор, то они вряд ли позовут в церковь кого-либо с собой. Т.е. человек должен осознать, что церковь — это не то место, где всё строится вокруг его «эго», но это то место, где Бог желает употребить его для блага ближнего. В этом и заключаются основные проблемы, которые могут мешать людям благовествовать. Если начать их побеждать, если учить людей о том, что их нужды будут решаться в тот момент, когда они станут видеть нужды других, то вопрос отпадёт сам собой: люди будут заинтересованы искать нуждающихся, помогать им, зная, что в это самое время ответы приходят с неба в их собственную жизнь.
— Не секрет, что часто христиане, горя первой любовью к Спасителю, благовествуют всем и всюду, но… проходит какое-то время, и человек перестаёт благовествовать. Как вы думаете, почему?
— В основном, потому, что люди «перегорают». Это одна из причин, по которой человек оставляет служение или даже церковь.
— Почему или от чего «перегорают»?
— У всех у нас есть одни обязанности перед Богом — служить Ему, исполнять Его волю. Вот только, если человек начинает делать это своими силами, то… скоро «перегорит». У человека есть определённые пределы износа, т.е. какой-то объём работы он делает, а потом устаёт, выдыхается и дальше двигаться уже не может. Ибо напряжение, которое проходит через него, часто оказывается выше его человеческих сил. Это, как электрокабель, который выдерживает, например, напряжение в 12 V (автомобильный электрокабель), а через него пропускают 220 V. Конечно, он моментально сгорает. Так и человек. Он не может выдержать сверх напряжения, я имею в виду духовного. А служение в церкви всегда сопряжено с очень большим духовным напряжением. И до тех пор, пока человек уповает на Бога, ищет Его благодати, Его милости, он способен выдерживать любую нагрузку, потому что нагрузка ложится не на него, а на Бога. Он его щит, его скала! Человек делает лишь то, о чём говорит ему Господь. Но как только общение с Богом отходит на задний план, человек «сгорает».
— Этот процесс обратимый? Можно ли в таком случае что-то исправить?
— В книге Иезекииля 37:1 говорится о том, что пророку было показано поле с сухими костями. На самом деле это были кости не просто людей. В контексте мы видим, что некогда это были воины. Но армия проиграла битву и со временем превратилась в груды костей. И дальше видно, что Бог возвращает людей к жизни, к служению.
Воскрешение — это возвращение в Божье присутствие. И об этом, конечно, тоже хочется говорить в церквях чаще.
— Могли бы Вы сейчас в трёх пунктах передать своё слово, которым можно было бы ободрить в церкви людей на то, чтобы они вышли благовествовать?
— Первое — это понимание каждым христианином его миссии от Бога. Когда человек приходит в церковь не просто для того, чтобы получить что-то для себя, но искренно желает отдать что-то другим, послужить Богу, смирить себя в Божьем присутствии, имея в сердце страх Божий.
Второе — это благочестие. Это слово не часто упоминается пасторами в христианских церквях. Я объясняю это так: вот монета, и мы видим, что на ней с обеих сторон есть штамп денежного знака. А если на монете штамп денежного знака только с одной стороны, а с другой ничего нет? Тогда это уже не монета, а просто жетон. На него ничего не купишь, его нигде не применишь. То же самое и с христианством. Если мы с одной стороны (на словах) — верующие люди, а с другой — живём, как хотим, и для нас такие деяния, как сожительство, алкоголизм, курение, колдовство, азартные игры и пр. — это нормально и естественно, то мы, конечно, никого для Бога не приобретём. Мы — как жетон, который ни ценности, ни стоимости, ни значимости не имеет.
— Кроме того, это может дать обратный эффект. Ведь такое «христианство» противоречит Божьей заповеди о том, что не должно подавать брату [случая к] преткновению или соблазну (Рим. 14:13).
— Да. Поэтому важно наблюдать за собой, чтобы мы «с обеих сторон» имели штамп истинного христианства: благочестие, страх Божий и т.д., и всё это — на личном уровне отношений с Богом. Не потому, что так сказал пастор, а потому, что по-другому человек просто не может.
— Да, не потому, что надо, но потому, что хочу. Хорошо. И третье?
— Да, третий важный момент. Я считаю, что человек должен учиться свидетельствовать. Потому что от того, как мы это делаем, зависит то, как люди реагируют на нас, на церковь и в итоге на Бога. Можно запутать человека. Можно напичкать его какими-то библейскими фактами, унизив при этом на фоне своей святости, и сказать, что ему надо покаяться, потому что он страшный грешник и пойдёт в ад. И это тогда, когда мы имеем огонь в сердце, но не имеем рассудительности, и от этого зачастую портим всё дело.
Есть люди изначально одарённые, которые умеют сказать всё правильно и корректно. Но таковых, к сожалению, мало. Чаще бывает так: попросишь в церкви кого-нибудь засвидетельствовать, а он выходит и, как в том фильме, «коротенько, минут эдак на 40» проповедует. Это говорит о том, что человек не понимает, что означает свидетельство. Людей надо научить свидетельствовать о делах Божьих.
— В одном из номеров «Дэлфи» в своей статье «Кто же враг?» Вы говорили о том, что Церковь во время общественного волнения по-прежнему сохраняет основы учения Христова. В истории Церкви много примеров того, как она влияла на общество и способствовала заключению мирных соглашений и восстановлению отношений.
Могли бы Вы привести какой-нибудь пример за последние, скажем, пять лет, когда Церковь в Эстонии каким-либо образом повлияла на свою страну или даже на весь мир?
— Я думаю, таким примером может вполне быть ситуация, сложившаяся в Эстонии в прошлом году. А именно, поднятый министром юстиции вопрос об узаконивании однополых и гражданских браков1. Активная позиция Совета Церквей Эстонии в этом вопросе повлияла на решение госчиновников, и закон не был принят.
— Ваш пример напомнил мне о двух кампаниях, которые проходят прямо сейчас. Одна — как раз-таки против признания однополых отношений, и вторая, под названием «ОДИН ИЗ НАС», — против финансирования абортов за счёт общественности. Пользуясь случаем, обращаюсь ко всем читателям газеты «Навигатор»: ниже вы найдёте более полную информацию об этих проектах. Очень важно собрать возможно большее количество подписей. Не останьтесь в стороне! Ваш голос может стать решающим!
— Да, это так. Вообще, каждая церковь в своём городе определённо влияет на общество, осуществляя ту же социальную работу. И часто это бывает даже наиболее эффективно, в отличие от деятельности уже существующих социальных служб (я имею в виду небольшие города). Но не всегда это афишируется только по той причине, что Церковь не располагает государственными фондами, чтобы соответствовать в этом социальном служении европейским нормам.
А посмотрите, какое серьёзное влияние оказывают на общество реабилитационные центры! Если рассмотреть этот вопрос с точки зрения статистики, то они в сотни раз эффективнее, чем методоновые2 центры. А ведь методоновая программа поддерживается государством как альтернатива для наркозависимых. Но она не приводит людей к освобождению, тогда как ребцентры реально имеют хорошую динамику. Но опять же, это не входит в статистику на уровне государства, потому что речь идёт о подотчётности, о контроле, о подаче списков всех этих зависимых людей в разные структуры. А по понятным причинам многим хочется сохранить анонимность.
Т.е. положительное влияние церкви существует постоянно, но оно не всегда анонсируется в прессе.
— Спасибо, Олег. В заключение, что бы Вы пожелали читателям «Навигатора»?
— Я бы хотел пожелать никогда не забывать о миссии. О том, что у Бога есть поля, которые ожидают Его служителей.
В моём представлении Церковь подобна большому аэропорту, куда самолёты садятся и откуда снова взлетают. Т.е. это то место, где человек не задерживается на всю свою сознательную жизнь, а вырастает и выходит на поле какого-либо служения.
Но для начала нужно быть верным в том малом, что уже сегодня находится во власти человека. Поэтому верно выполняйте то служение, которое поручено вам вашим пастором и вашей церковью. Помните, что верный в малом будет благословлён в большем. Всегда есть развитие, всегда есть, куда стремиться и в чём развиваться.

———————
1 В августе 2011 г. Министр юстиции Кристен Михал направил парламентским фракциям письмо, в котором сообщил, что в следующем году ведомство начнёт разработку закона о партнёрстве; документ будет касаться как традиционных, так и однополых пар.
2 Метадон является синтетическим анальгетиком, который обладает достаточно сильными наркотическими свойствами. Обычно назначается вовнутрь или в качестве инъекций, необходимых для снятия сильных болей. Многие специалисты склоняются к тому, что метадон не борется с наркотической зависимостью, а позволяет наркоману перестроиться с одного вида наркотика на другой. Почему-то существует множество мифов о том, что метадон безопасен для применения и может оказать положительное воздействие на организм при лечении героиновой зависимости. На самом деле это не так. Ряд медицинских центров проводит лечение от метадоновой зависимости. Большинство медиков склоняется к тому, что переход на заместительную терапию чреват самыми плачевными последствиями для наркомана. Очень высока смертность в первые дни лечения метадоном, а также высока вероятность привыкания к препарату. Также уже доказано, что при использовании метадона при лечении героиновой зависимости и при резком прекращении приёма может произойти летальный исход.
По материалам наркологического центра «Позитив», г. Харьков, Украина

——————

Интервью В. Новой
https://goo.gl/2g7KKN

Поделиться в соц. сетях

0

About Oleg

Старший пастор Эстонской Полноевангельской церкви Слово Божие, г.Кохтла-Ярве